Цена блока 2000 руб в месяц!
Главная Сделать стартовой Добавить в избранное Карта сайта Написать письмо Справочная информация
юридический портал екатеринбурга
Портал юридических услуг
Екатеринбург
 

[Каталог]
каталог фирм
добавить фирму
изменить данные

 
[Объявления]
каталог объявлений
подать объявление
платные объявления
 
[Работа]
все предложения
добавить резюме
добавить вакансию
 
[Реклама]
наша ссылка
сделать заказ
обмен ссылками
 
     
поиск фирмы
поиск объявления
поиск работы
реклама
 



Авторизация
Здравствуйте, гость.

Информация
Информация

Материалы

Форс-мажор в теории и на практике

Нормы гражданского законодательства определяют институт непреодолимой силы через установление критериев и признаков, не указывая прямо, какие именно обстоятельства им охватываются. Как следствие, в правоприменительной практике нередко возникают сложности при отнесении тех или иных фактов к обстоятельствам непреодолимой силы.

В пункте 3 ст. 401 ГК РФ обстоятельства непреодолимой силы определены как чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства с уточнением, какие обстоятельства к таковым не относятся.

Аналогичное определение содержится в ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках РФ» от 23.12.2003 № 177-ФЗ, но без указания дополнительных условий. В ст. 255 НК РФ отмечается лишь чрезвычайный и непредотвратимый характер обстоятельств непреодолимой силы.

Некоторые нормативные акты только называют в перечне обстоятельств, исключающих ответственность, непреодолимую силу, например ст. 311 Кодекса торгового мореплавания РФ. Наконец, в п. 6 ст. 8 ФЗ «О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд» от 02.12.94 № 53-ФЗ в качестве «непредвиденных обстоятельств, возникших после его заключения в результате событий чрезвычайного характера» указаны в том числе «засуха, наводнение, градобитие и другие форс-мажорные обстоятельства». То есть фактически речь идет о непреодолимой силе, но законодатель не использует общепринятый термин.

Нетрудно заметить, что законодатель неоднозначно подходит к определению непреодолимой силы и избегает давать конкретные определения. В связи с этим на практике возникают вопросы о правомерности отнесения того или иного явления к непреодолимой силе.

Такая неопределенность побудила заинтересованное лицо оспорить конституционность п. 3 ст. 401 ГК РФ в Конституционный Суд РФ. По мнению заявителя, данная норма не содержит четких критериев для определения оснований, при которых ненадлежащее исполнение обязательств может быть объяснено наличием непреодолимой силы, чем нарушаются его конституционные права, закрепленные в ч. 1 ст. 1, ч. 1 и 2 ст. 19, ч. 1 ст. 45, ч. 1 и 2 ст. 46 и ч. 3 ст. 55 Конституции РФ. В принятии к рассмотрению указанной жалобы было отказано, поскольку разрешение поставленного в ней вопроса Конституционному Суду РФ неподведомственно (Определение КС РФ от 19.02.2003 № 79-О).

Тенденции практики

Судебная практика выявляет следующие тенденции разрешения спорных вопросов применения п. 3 ст. 401 ГК РФ.

Относительно банкротства юридического лица Определением ВС РФ от 06.12.2005 было разъяснено, что по смыслу нормы п. 3 ст. 401 ГК РФ банкротство акционерного общества не относится к непреодолимой силе.

Повсеместно высказываются сомнения о возможности признания забастовки обстоятельством непреодолимой силы, поскольку она не всегда носит непредвиденный характер. Как показывает практика, забастовка по своей сути фактически является нарушением обязанностей контрагентом должника и согласно п. 3 ст. 401 ГК РФ не относится к чрезвычайным и непредотвратимым обстоятельствам. На этот факт обращает внимание ФАС СЗО в Постановлении от 08.06.2005 № А 56-5001/04.

Однако в другом случае тот же арбитражный суд отменил решение нижестоящего арбитражного суда в связи с неправильной оценкой факта забастовки как не являющегося обстоятельством непреодолимой силы (Постановление ФАС СЗО от 31.01.2000 № 3558). Таким образом, сказать однозначно на основе анализа судебной практики о возможности отнесения забастовки к обстоятельствам непреодолимой силы не представляется возможным, поскольку решение данного вопроса зависит от характера, масштабности забастовки и других факторов, повлиявших на нарушение обязательства.

В литературе критикуются попытки подвести распоряжения компетентных органов власти под категорию обстоятельств непреодолимой силы ввиду чрезвычайной искусственности такого подхода. По этому поводу было вынесено большое количество решений арбитражных судов, отрицающих чрезвычайный и непредотвратимый характер актов органов власти. Акты индивидуального применения, устанавливающие определенные ограничения, запреты, налагающие аресты, ни при каких условиях не могут считаться непреодолимой силой, так как вызваны поведением лица, в отношении которого они вынесены (Постановление ФАС УО от 10.05.2006 №Ф09-3548/06-С3, постановления ФАС МО от 30.05.2006 № КГ-А40/4491-06 и от 20.01.2000 № КГ-А40/4305-99 и др.). Также сочтено некорректным понятие государственный тендер по принятию государственными органами нормативных актов в порядке обычной правотворческой деятельности. А ведь для любой госкомпании представляют интерес, как государственные тендеры, так и закупки коммерческих организаций.

Прежде всего обстоятельства непреодолимой силы являются юридическим фактом в форме события, то есть обстоятельства, проистекающего независимо от воли человека. Поэтому представляющие собой действия, а не события, акты органов власти должны быть исключены из перечня «претендентов» на признание обстоятельством непреодолимой силы.

Очевидно, преступление ни по каким параметрам не подпадает под понятие непреодолимой силы. Кроме того, что преступный акт является действием, а не событием, признак непредотвратимости в любом случае отсутствует. Такой подход воспринят арбитражно-судебной практикой (Постановление ФАС УО от 15.09.98 № Ф09-800/98-ГК, Постановление ФАС ПО от 20.12.2005 № А72-2670/05-26/153 и др.), и, если даже преступление условиями договора отнесено к обстоятельствам форс-мажора, суды не всегда расценивают это как основание для освобождения от ответственности, поскольку отсутствует признак непредотвратимости (Постановление ФАС МО от 12.02.2004 №КГ-А40/146-04).

Интересна изложенная в Постановлении от 23.10.2001 № КГ-А41/5895-01 позиция ФАС МО, в соответствии с которой к обстоятельствам непреодолимой силы относятся: стихийные явления (землетрясение, наводнение), определенные запретительные меры государства, а также обстоятельства общественной жизни — военные действия, эпидемии, крупномасштабные забастовки и так далее, то есть такие явления, воздействие которых происходит извне и непредотвратимо.

Мнение судов всех инстанций сходится лишь в одном: действие разрушительных сил природы, стихии безоговорочно признается непреодолимой силой (Постановление ФАС ЗСО от 22.08.2006 № Ф04-5279/2006(25588-А02-36), Постановление ФАС ВСО от 04.05.2006 № А10-8797/05-15-Ф02-1941/06-С2 и др.).

Самый важный аргумент в защиту точки зрения, что явления общественного характера не должны признаваться обстоятельствами непреодолимой силы, кроется в положениях российских нормативных актов — в ст. 166 Кодекса торгового мореплавания РФ, ст. 54 ФЗ «Об использовании атомной энергии от 21.11.95 № 170-ФЗ, п.4 ст. 114 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ.

Думается, такие приемы юридической техники выбраны не случайно. Это позволяет утверждать, что явления общественного характера не следует признавать обстоятельствами непреодолимой силы. Но это ни в коей мере не означает, что ответственность за нарушение обязательства будет существенно расширена, ведь есть иные механизмы ограничения ответственности.

Что такое форс-мажор

Судебная практика свидетельствует о том, что при заключении договоров стороны предпочитают расширять состав форс-мажорных обстоятельств, обстоятельств непреодолимой силы вместо формулирования дополнительных оснований освобождения от ответственности, хотя такая возможность предоставлена гражданским законодательством. Дополнительным основанием освобождения от ответственности стороны могут признать отсутствие вины нарушителя обязательства, а также возможность неисполнения обязательства третьим лицом.

Сегодня в теории распространен подход, связанный с отождествлением понятий «форс-мажор» и «непреодолимая сила». В судебных решениях указанные понятия также часто не разграничиваются. Кроме того, из анализа п. 6 ст. 8 ФЗ «О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд» можно сделать вывод, что даже законодатель не видит между ними различия. Термин «форс-мажорные обстоятельства» употребляется и некоторыми другими нормативными актами.

Между тем акты гражданского законодательства, в том числе основополагающий — ГК РФ, оперируют только термином «обстоятельства непреодолимой силы». Данный подход не нов, Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. также использовал только это словосочетание (ст. 85, 427, 454). Представляется, что, кроме лексического различия анализируемых терминов, есть и их сущностная разница. Например, в Большом юридическом словаре дается следующее определение: «Форс-мажор — в гражданском праве возникновение чрезвычайных и неотвратимых обстоятельств, последствием которых является невыполнение условий договора. В результате форс-мажора одна из сторон договора невольно становится причинителем убытков другой стороне. В общем виде форс-мажор можно разделить на непреодолимую силу и юридический форс-мажор. К общему принципу определения непреодолимой силы можно отнести объективный и абсолютный характер обстоятельств – действие факторов, ставшее препятствием исполнению обязательств, должно касаться не только причинителя вреда, а распространяться на всех. К юридическому форс-мажору относятся решения высших государственных органов (запрет импорта или экспорта, валютные ограничения и др.), забастовки, войны, революции и т. п.». К сожалению, данная точка зрения не нашла поддержки в литературе и практике, хотя использование такого подхода позволило бы раз и навсегда разрубить гордиев узел.

Поэтому сторонам при согласовании условий договора об освобождении от ответственности наряду с обстоятельствами непреодолимой силы следует указывать обстоятельства юридического форс-мажора, а не включать в перечень обстоятельств непреодолимой силы не соответствующие этому понятию явления. Понятие юридического форс-мажора не имеет четкого определения и контрагенты вправе по своему усмотрению устанавливать случаи непредвиденных обстоятельств, за исключением тех, которые могут быть ими созданы или искусственно вызваны.

Вопрос доказывания

Доказывание наличия обстоятельств непреодолимой силы не должно вызывать у сторон особых трудностей, если под таковыми понимать чрезвычайные события природного, стихийного характера. Указанные обстоятельства могут быть освобождены от доказывания на основании п.1 ст. 69 АПК РФ как общеизвестные факты. В случае если есть препятствия для признания события общеизвестным фактом, заинтересованная сторона может направить запрос в гидрометеорологическую службу, которая в соответствии со ст.1 ФЗ «О гидрометеорологической службе» предоставляет информацию о состоянии окружающей среды, ее загрязнении, об опасных природных явлениях. В частности, Федеральная служба по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды РФ ведет Единый государственный фонд данных о состоянии окружающей среды, информация в котором является открытой и общедоступной.

Рассмотрение двух случаев из судебной практики позволяет утверждать о значимости такого подхода. В одном из них суд не усмотрел действие обстоятельств непреодолимой силы в отсутствии бюджетного финансирования для коммерческой организации (Постановление ФАС МО от 07.02.2002 № КГ-А40/130-02), что, естественно, правильно. В другом — суд признал форс-мажорными обстоятельствами закрепленные в договоре условия об освобождении от имущественной ответственности в случае прекращения финансирования объекта, строящегося за счет централизованных капитальных вложений и средств федерального, краевого и муниципального бюджетов (Постановление Президиума ВАС РФ от 07.07.98 № 6839/97). Скорее всего решение стало бы иным, если бы соответствующее условие не было обозначено как форс-мажорное обстоятельство, а содержалась бы типичная оговорка о действии обстоятельств непреодолимой силы.

Как видим, если перечень обстоятельств непреодолимой силы не будет ограничен разумными рамками, у недобросовестных предпринимателей останется возможность злоупотреблять своими правами. Напротив, определенность, вероятность предвидения результата рассмотрения судебного спора будут понуждать к надлежащему исполнению обязательств.

Источник: журнал "Юрист компании"

назад в раздел


Эксперт недели

Лучший юрист
Макарова Надежда Петровна
Оценка эксперта:21

эксперты юридических фирм
Эксперт недели

Лучший аудитор
Зылева Светлана Александровна
Оценка эксперта:70

эксперты аудиторских фирм
Правовые обзоры

СПС "КонсультантПлюс"

Правовые новости для
юриста:
Выпуск от 24.05.17
Выпуск от 23.05.17
Новые документы для бухгалтера:
Выпуск от 22.05.17
Выпуск от 21.05.17
  все обзоры>>>
Информация
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
яндекс Rambler's Top100
Портал юридических услуг создан при поддержке интернет-студии IT Cloud Екатеринбург, 2016 год. Политика конфиденциальности.

Юридические услуги в Екатеринбурге
Поделиться: