Цена блока 2000 руб в месяц!
Главная Сделать стартовой Добавить в избранное Карта сайта Написать письмо Справочная информация
юридический портал екатеринбурга
Портал юридических услуг
Екатеринбург
 

[Каталог]
каталог фирм
добавить фирму
изменить данные

 
[Объявления]
каталог объявлений
подать объявление
платные объявления
 
[Работа]
все предложения
добавить резюме
добавить вакансию
 
[Реклама]
наша ссылка
сделать заказ
обмен ссылками
 
     
поиск фирмы
поиск объявления
поиск работы
реклама
 



Авторизация
Здравствуйте, гость.

Информация
Информация

Материалы

Особенности статуса эксперта в арбитражном процессе

В современном арбитражном процессе, построенном на принципах состязательности и процессуального равноправия сторон, большое значение приобретают проблемы доказывания и доказательств. В свою очередь, заключение эксперта как одно из средств доказывания используется весьма широко в связи с расширением технических и методологических возможностей экспертизы. Но для получения «доброкачественного» заключения, отвечающего требованиям допустимости, достоверности и полноты, исследование должно проводить лицо, обладающее специальными познаниями и соответствующей квалификацией, – эксперт. Именно поэтому фигуре эксперта, его статусу и профессиональным качествам придается особое значение.

Эксперт эксперту — рознь?

Вопросы правового положения эксперта регулируются нормами АПК, Федеральным законом от 31.05.2001г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (в ред. от 05.02.2007), а также Постановлением Пленума ВАС от 20.12.2006 № 66 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе». Такое двоякое правовое регулирование объясняется закрепленной процессуальным законом возможностью проведения исследования как экспертом государственного судебно-экспертного учреждения, так и иным лицом, обладающим специальными знаниями (он может быть работником негосударственного экспертного учреждения или частнопрактикующим экспертом).

Например, ч. 1 ст. 55 АПК признает экспертом в арбитражном суде лицо, обладающее специальными знаниями по касающимся рассматриваемого дела вопросам и назначенное судом для дачи заключения. Статья 12 Закона № 73-ФЗ содержит определение государственного судебного эксперта: «Им является аттестованный работник государственного судебно-экспертного учреждения, производящий судебную экспертизу в порядке исполнения своих должностных обязанностей». Очевидно, что приведенные понятия не тождественны и области их применения различны. В связи с этим возникает вопрос о правом статусе государственного эксперта и иного (стороннего, независимого) эксперта.

Нормы АПК РФ, посвященные назначению и проведению судебной экспертизы, регулируют процессуальные правоотношения, в которые вступает эксперт, принимая соответствующее поручение суда. При этом не имеет значения, является ли эксперт государственным, работником негосударственной экспертной организации или ведет частную практику.

В отличие от АПК РФ сфера действия Закона № 73-ФЗ ограничена ситуацией, когда суд поручает проведение исследования государственному эксперту (работнику государственного судебно-экспертного учреждения). В этом случае процессуальные отношения эксперта с судом на начальном этапе опосредованы. Указанный в определении суда эксперт принимает поручение на производство экспертного исследования исключительно от руководителя соответствующего учреждения (ст. 14, 16 Закона № 73-ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями); ч. 1 ст. 83 АПК РФ).

Определяя статус государственного эксперта в ст. 16, 17, Закон № 73-ФЗ подчеркивает, что эксперт также имеет права и несет обязанности, предусмотренные соответствующим процессуальным законодательством. То есть государственный эксперт, привлеченный для производства экспертизы по арбитражному делу, в своей деятельности в рамках процесса попадает под действие норм АПК РФ и Закона № 73-ФЗ. Однако необходимо подчеркнуть, что рассматриваемый Закон, частично регламентируя процессуальный статус государственного эксперта (положения ст. 16, 17 Закона, по сути, дублируют нормы, содержащиеся в ст. 55 АПК РФ), имеет главной задачей определение правовой основы, принципы организации и деятельности государственных судебно-экспертных учреждений.

Таким образом, круг прав и обязанностей эксперта в арбитражном процессе в целом един для государственных судебных экспертов и иных лиц, обладающих специальными знаниями и привлеченных арбитражным судом для дачи заключения.

Компетентен, независим, беспристрастен

Наряду с правами и обязанностями государственного эксперта Закон № 73-ФЗ в одноименной ст. 4 определяет принципы государственной судебно-экспертной деятельности. Среди них названы следующие принципы: независимости, объективности, всесторонности и полноты исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники.

Как отмечалось выше, действие этого Закона распространяется лишь на государственных экспертов (сотрудников государственных судебно-экспертных учреждений). С другой стороны, анализ положений АПК позволяет установить, что несоблюдение принципов независимости и беспристрастности служит основанием для отвода эксперта (ст. 21, 23 АПК). Кроме того, последними разъяснениями Пленума ВАС (п. 2—3 Постановления Пленума ВАС от 20.12.2006 № 66) установлен паритет процедуры назначения и проведения экспертизы с привлечением государственных и иных экспертов. В связи с этим видится рациональным применение указанных Законом № 73-ФЗ принципов к деятельности иных лиц, привлеченных в качестве экспертов.

Теория на основе принципов государственной экспертной деятельности выделяет ряд требований, которые предъявляются к лицу, привлекаемому в качестве эксперта:

компетентность, то есть владение специальными знаниями (иметь соответствующее образование и опыт работы);

—независимость: не находиться (в настоящее время или ранее) в служебной или иной зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела; в родстве или свойстве с кем-либо из заинтересованных лиц;

— беспристрастность: отсутствие личной (прямой или косвенной) заинтересованности в исходе дела, а также иных обстоятельств, ставящих под сомнение объективность эксперта.

Как отмечалось выше, несоответствие одному из этих требований служит основанием для отвода эксперта, поэтому суд, рассматривая вопрос о назначении экспертизы, обязан проверить наличие таких оснований. Порядок проверки четко не регламентирован, однако существует практика представления в суд сведений о кандидатуре эксперта. Лица, участвующие в деле, реализуя свое право предлагать кандидатуры экспертов (ч. 3 ст. 82 АПК), вместе с ходатайством представляют в суд сведения об образовании, специализации и стаже работы указанных ими лиц. Если же представленных данных оказалось недостаточно, пробел может быть восполнен в порядке направления запроса в экспертное учреждение о возможности проведения исследования, его стоимости, сроках и личности эксперта. Такая процедура вменена в обязанности суда указанным Постановлением Пленума ВАС (п. 4).

В отличие от требований компетентности проверка эксперта на предмет его независимости и беспристрастности представляет большую сложность для суда. В этом случае лица, участвующие в деле, должны самостоятельно отслеживать наличие таких обстоятельств и указывать на них суду. Практика по этому вопросу очень богата.

В частности, при рассмотрении Арбитражным судом г. Москвы дела № А40-31995/05-27-132 по заявлению к ФГУ «Палата по патентным спорам» (ФГУ «ППС Роспатента»), Федеральной службе по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент) о признании недействительным решения ППС, отводы экспертам были заявлены три раза. Во всех случаях основанием к отводу эксперта было предположение о том, что он находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя (п. 6 ч. 1 ст. 21 АПК РФ). Например, эксперт Д. (как следует из письма-согласия) в 80-е годы являлся сотрудником ВНИИ, подведомственного в те годы Роспатенту (ответчику по делу). Суд отклонил ходатайство в связи с давностью приведенного факта и отсутствием к настоящему времени оснований к отводу, предусмотренных п. 6 ч. 1 ст. 21 АПК. Заявитель указал, что эксперт В. (по информации сайта Интернет) консультирует организации, входящие наряду с третьим лицом по этому делу в состав другого юридического лица (не привлеченного в процесс), в чем видится прямая зависимость В. от указанного третьего лица. Ходатайство было отклонено за недоказанностью наличия какого-либо рода зависимости. Также было заявлено, что эксперт З. работает в штате организации, генеральным директором которой (по данным с сайта экспертной организации) в настоящее время является один из членов научно-технического совета Роспатента – соответчика по делу. Суд удовлетворил отвод, заявленный З. ввиду наличия прямой служебной зависимости и вероятности оказания на него давления со стороны ответчика.

Приведенный пример ясно показывает, насколько разноплановыми и неоднозначными могут быть обстоятельства, обуславливающие зависимость эксперта от лиц, участвующих в деле. Суд просто не в состоянии отслеживать указанные связи в силу целого ряда причин (недостаток информации о кандидатурах экспертов, незнание соподчиненности экспертных организаций с участниками процесса и т.п.). Главную роль здесь должны играть заинтересованные лица, реализуя возложенное на них бремя доказывания в условиях равноправия сторон в состязательном процессе.

Важная составляющая статуса — ответственность

Права и обязанности эксперта, составляющие его процессуальный статус, урегулированы ст. 55 АПК РФ и ст. 16—17 Закона №73-ФЗ. Их положения в целом совпадают, хотя имеются некоторые различия в формулировках.

К примеру, отказ от дачи заключения по причине непригодности или недостаточности представленных материалов или выхода поставленных вопросов за пределы специальных знаний эксперта ч. 4 ст. 55 АПК РФ называет правом эксперта, а абз. 3 ст. 16 Закона — его обязанностью (он должен составить мотивированное письменное сообщение о невозможности дать заключение и направить его в адрес суда).

Последнее видится наиболее уместным в свете того, что эксперт — особый участник процесса, который несет уголовную ответственность за дачу заведомо ложного заключения, о чем он предупреждается арбитражным судом и дает подписку (ч. 5 ст. 55 АПК РФ). Хочется подчеркнуть, что ответственность — важнейшая составляющая правового положения эксперта.

Несоблюдение судом порядка назначения экспертизы (в том числе отсутствие документального подтверждения предупреждения эксперта об ответственности — подписки, записи в протоколе и т.п.) делает заключение эксперта недопустимым доказательством, а вынесенный на его основе судебный акт — необоснованным, что влечет его отмену. Например, Постановлением ФАС МО от 11.04.2006 № КГ-А41/2671-06-П дело передано на новое рассмотрение, так как судом не исследованы доводы истца об отсутствии в заключении эксперта сведений о том, что экспертное учреждение имеет лицензию на проведение экспертизы, а также записи о том, что эксперты предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

В заключение хотелось бы отметить, что фигура эксперта играет значительную роль в том, насколько достоверным и полным будет привнесенное им доказательство, а также на оценку его судом. Именно поэтому законодатель стремится наиболее полно урегулировать вопросы процессуального статуса эксперта в арбитражном судопроизводстве.


назад в раздел


Эксперт недели

Лучший юрист
Макарова Надежда Петровна
Оценка эксперта:21

эксперты юридических фирм
Эксперт недели

Лучший аудитор
Зылева Светлана Александровна
Оценка эксперта:70

эксперты аудиторских фирм
Правовые обзоры

СПС "КонсультантПлюс"

Правовые новости для
юриста:
Выпуск от 24.05.17
Выпуск от 23.05.17
Новые документы для бухгалтера:
Выпуск от 22.05.17
Выпуск от 21.05.17
  все обзоры>>>
Информация
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
яндекс Rambler's Top100
Портал юридических услуг создан при поддержке интернет-студии IT Cloud Екатеринбург, 2016 год. Политика конфиденциальности.

Юридические услуги в Екатеринбурге
Поделиться: